Зачем россии мвф?

Выход России из «громадной восьмерки» и приостановление работы в ПАСЕ заставляет задуматься о значении интернациональных организаций для политики и российской экономики в настоящий период. Участие в интернациональных университетах – это не только влияние в мире, но и издержки, которые связаны с исполнением последовательности обязательств административного и денежного характера.

Разумеется, что разные интернациональные организации имеют различную степень приоритетности для России. Условно их возможно подразделить на экономические и политические университеты.

самый уязвимым остается положение России в политических интернациональных университетах, где российские переговорные позиции на данный момент очень сильно пошатнулись в связи с событиями на Украине. Итог не вынудил себя продолжительно ожидать при с ПАСЕ и «восьмеркой».

По заверениям МИД РФ, исключение России из «восьмерки» и приостановление работы в ПАСЕ не есть знаком поражения РФ в мире.

Довод дипломатического ведомства заключался в том, что саммиты «группы восьми» в далеком прошлом исчерпали актуальность, а прекращение контактов с ПАСЕ – ответная мера на лишение права голоса в организации. Но это ставит вопрос о целесообразности отечественного участия в для того чтобы рода их результативности и структурах.

Для чего мы принимали участие в «восьмерке» до последнего, если она все равно не была здоровой? И в чем суть возвращения в ПАСЕ в декабре 2015 года, в случае если мы не участвуем в совместной работе депутатов в самый острый момент политического кризиса в Европе?

Эти вопросы в полной мере логично смогут породить дискурс о необходимости участия и в других международных политических университетах.

С экономическими университетами дело обстоит в противном случае. Неучастие нашей страны в экономических организациях влечет не только денежные, но и политические риски, которые связаны с невыполнением принятых обязательств. К примеру, участие России в международных денежных организациях, таких как Мировой банк и МВФ, есть очень щекотливым вопросом в условиях внутриэкономического и внешнеполитического кризиса.

С одной стороны, денежные университеты требуют предоставления ресурсов. С другой – эти структуры оказывают помощь РФ приобретать эффект экономии от масштаба в рамках участия в интернациональных проектах.

Так, реализация проектов по линии содействия интернациональному формированию через трастовые фонды интернациональных экономических организаций разрешает России трудиться в тех государствах, в которых наша страна не имеет представительств либо имеет ограниченное присутствие, завлекать дополнительные средства для усиления эффективности, и снижать собственные затраты за счет применения имеющихся у инфраструктуры и организаций ресурсов на местах. По неспециализированным подсчетам, взносы России в такие организации за 2013 год составили 351,81 миллионов долларов.

К примеру, Российская Федерация есть партнером Интернациональной ассоциации развития (МАР) и Международного развития и банка реконструкции (МБРР). На сегодня Российская Федерация участвует в 18 трастовых фондах, которыми руководит МАР/МБРР от имени русского правительства (в семи личных и 11 мультидонорских).

Количество финансирования фондов Россией составил более 248 миллионов долларов. Появляется вопрос – для чего направлять бюджетные средства за предел во время кризиса? Ответ несложен: без для того чтобы рода механизмов отстаивание Россией собственных геополитических заинтересованностей в беднейших государствах станет еще более дорогой и еще более сложно решаемой задачей.

На данный момент российский бюджет не сможет решить задачу обеспечения прямого двустороннего сотрудничества со государствами разных регионов мира. Но отсутствие России в ряде государств обойдется нам намного дороже с геополитической точки зрения в будущем.

Для чего Путину угонять МВФ?


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: