В духе ходжи насреддина

Странноватая складывается обстановка. Экономические времена на данный момент твёрдые, кризисные. Но вместо того, дабы обсуждать решения либо меры правительства и их следствия и потенциальные результаты, аналитики и эксперты оттачивают риторику, обсуждая выступления первых лиц.

По причине того, что — в отличие, к примеру, от кризисной обстановки 2008–2009 годов, в то время, когда пакеты мер были лишь успевай комментировать, настоящих действий на данный момент несопоставимо меньше, нежели заявлений, бессчетно обновляемых прогнозов и корректируемых замыслов.

Парад словесных интервенций Явной экономической трагедии, к счастью, не случилось. Не смотря на то, что, что направляться классифицировать как «явную трагедию» — картины в стилистике Армагеддона? Довольно разгрома по окончании решающей битвы хороша со злом у нас вправду все не так не хорошо. Всего-то девальвировалась в два раза национальная валюта, инфляция взлетела в три раза выше прежде прогнозируемого уровня, обвалился инвестиции и внутренний спрос.

Всего-то нулевой рост экономики за прошедший год (формально арифметический плюс — 0,6%), а в январе текущего — уже официальный минус (–1,5%). Сворачивается частное предпринимательство, разоряются компании. Ну и без того потом, со всеми остановками: секвестр бюджета, сокращение социальных затрат, падение прибыли фирм, сворачивание кредитования. Перечислять показатели рецессии, не смотря на то, что арифметически она все никак не наступит, возможно очень долго.

Первый шок от зимнего обвала прошел, а с ним и испуг, еще в январе ощущавшийся практически тактильно. Все как-то приспособились к новым реалиям.

И, наверное, тот факт, что режущей глаз разрухи вправду не отмечается (и отлично!), власти расценили как собственную заслугу. В противном случае, что формальная задача выхода из рецессии так и не поднялась (потому, что экономика в том направлении еще официально не вошла) — как следствие собственных усилий.

Так, динамика производства в феврале была значительно лучше ожиданий. Росстат зафиксировал ее спад: –1,6%. Но эксперты, а также ЦМАКП, почистили статистику от сезонных и календарных погрешностей (в данный февраль одним рабочим днем было больше) и нашли более символический минус в размере всего 0,2%.

И наряду с этим отметили значительную прибавку в пищевой индустрии и той части химической, что ориентирована на потребителей: бытовая химия, парфюмерия — явные приметы импортозамещения.

Но все эти скрупулезные нормы осадков и высчитывания трудодней (сезонный фактор) — только арифметические манипуляции, разрешающие отыграть десятые доли процентов. Содержательно же в экономике — в случае если уж не спад, то совершенно верно стагнация.

Которая на отдельных «узких участках», где разрешают мощности и где производственный цикл достаточно маленький, возможно преодолена «естественным методом», но данный эффект чисто механически очевидно не тиражируется на все экономическое пространство. И специалисты подтверждают: импульса для того чтобы «самостийного» роста, измеряемого в десятых долях, без дополнительных упрочнений хватит максимум на 6 месяцев.

Но госслужащие на базе этих «природных» удач торопятся делать оптимистичные выводы. Так, глава МинФина Антон СИЛУАНОВ категорично заявил: «на данный момент в целом мы думаем, что пик негатива пройден, и мы видим определенные моменты стабилизации.

К примеру, сейчас рубль укрепляется и В первую очередь года стал одной из крепких валют». Его сотрудник министр экономики Алексей УЛЮКАЕВ тему «одной из крепких валют» разумно обошел, но не меньше жизнеутверждающе объявил, что экономический подьем может возобновиться уже в 2016 году, а в 2016–2018 годах ВВП подрастет на 2–2,5%.

Оба министра сходятся в том, что среднегодовой уровень инфляции окажется ниже январского прогноза — 12% против 12,2%. А начиная с 2016 года ожидают возвращения этого показателя в область однозначных цифр.

Парад прогнозов Управление инфляцией — прерогатива Банка России. В марте, при накопленном уровне инфляции в 16,8%, он опустил главную ставку с 15 до 14%.

Аналитики разламывают головы над таковой конфигурацией финансово-кредитной политики. В пресс-релизе регулятор пояснил собственный ход тем, что «баланс рисков так же, как и прежде смещен в сторону более большого охлаждения экономики.

Принятое ответ будет содействовать понижению данных рисков». Иными словами, он озабочен спадом экономики. Но, разумеется, что кроме того с учетом этого понижения кредитные ставки остаются выше уровня рентабельности фирм, следовательно, в качестве настоящего ускорителя кредитования экономики эта мера не сработает.

Первая любовь Насреддина восточная сказка


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: