Спасение кредитующихся — дело рук самих кредитующихся

Неприятность низкой рентабельности банковского бизнеса связана во многом и с грузом «нехороших долгов». Каждый десятый рубль, числящийся в графе «Активы» банковского баланса, приносит не процентный доход, а лишь головную боль, считает Дмитрий Мирошниченко, научный сотрудник университета «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Тема «нехороших долгов», которая была сверхактуальной еще три с половиной года назад, неспешно отошла сперва на второй, а после этого и на третий замысел. Более того, во время финансового изобилия финиша 2010 года кроме того упоминание о таковой проблеме время от времени вызывало у практикующих банкиров чувство непонимания, граничившего с раздражением, дескать, сколько возможно сказать об этом, прошли уже и забыли.

Такая позиция была легко объяснима: до тех пор пока в страну потоком шли нефтедоллары, каковые скупались Банком России, масштабная финансовая эмиссия делала существование банков в случае если и не легким, то частично приятным. Вправду, как прекрасно, что не нужно заботиться о состоянии с ликвидностью, — деньги фактически сами в руки идут.

А вот с чем вправду беда, так это с прибылью — на чем получать не светло. Но, стоп. Эти жалобы мы слышали, слышим, и, к сожалению, еще долго будем слышать. Действительно, неприятность низкой рентабельности банковского бизнеса связана во многом и с грузом «нехороших долгов».

Сейчас ее уровень по банковской совокупности возможно оценить в 15–17% от совокупного кредитного портфеля (и это консервативная оценка). А это значит, что фактически каждый десятый рубль, числящийся в графе «Активы» банковского баланса, приносит не процентный доход, а лишь головную боль.

Но дело не только в недополученных процентах по фактически кредитам. Так как с того времени, как Банк России был вытеснен с валютного рынка «оттекающим» из страны капиталом, обстановка с ликвидностью быстро изменилась. Достаточно заявить, что на депозиты органов госвласти (ЦБ плюс бюджеты всех уровней) на данный момент приходится более 9% всех обязательств финансовой системы России, лишь за счет столь масштабной финансовой подпитки она до тех пор пока функционирует бесперебойно.

Но висящие мертвым грузом «нехорошие долги» не генерируют входящий финансовый поток, тогда как платить по обязательствам банкам приходится исправно. Соответственно, кредитные организации, по-хорошему, должны иметь больший запас ликвидных средств, нежели в «мирное время», чтобы не допускать задержек платежей.

Ну а доходность этих самых дополнительных средств смело возможно сравнивать с нулем. Так, получается собственного рода «второй контур» недополученной прибыли.

Но, не дело стороннего аналитика говорить банкирам об их повседневных проблемах. Его задача в том, дабы растолковать, откуда проистекает такая обстановка, и прояснить, сколько она может продлиться.

А тут никаких хороших новостей не ожидается.

Так как отчего долги не «рассасываются»? Из-за зашедшей в тупик в собственном развитии авторитетно-сырьевой модели русском экономики.

Отсутствие хорошего, хотя бы на уровне 5–6% в год роста поизводства, причем, здорового и долговременного, а не того прожигания ресурсов, которое мы замечаем на данный момент, делает неосуществимым довольно стремительное решение проблемы необслуживаемых кредитов.

Имеется, само собой разумеется, испытанный в «лихие» 90-е метод размывания доли просрочки через высокие темпы инфляции, но данный вариант был бы через чур похож на промежуточный финиш на пути к полному экономическому финишу. Так что сейчас «спасение кредитующих — дело рук самих кредитующих», увы.

ЭКСКАВАТОРы в грязи, в глубокой грязи! Спасение утопающих дело рук самих утопающих! Подборка


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: