Право на ошибку: полвека darpa

Из динамика раздался голос Левитана: «Передаем сообщение ТАСС». Андрей Андреевич замер среди помещения, сжимая на груди мгновенно увлажнившейся ладонью измявшуюся за ночь рубаху. «4 октября 1957 года в шесть часов утра по Москве в Советском Альянсе произведен, — диктор сделал секундную паузу, — запуск неестественного спутника Почвы!..» В далекой студии столичного радио что-то щелкнуло, на пара мгновений эфир замолк, и, в гармонии с охватившим душу ликованием, раздались первые аккорды увертюры к опере «Людмила и Руслан» Михаила Ивановича Глинки.

Юрий Голубицкий. «Ожидание»

В одной из повестей автор Юрий Голубицкий (по совместительству — мой дядюшка) воспроизвел тревожную осеннюю ночь, совершённую храбрецом, главным редактором провинциальной многотиражки, в ожидании спецсообщения ТАСС, под которое высочайшим распоряжением ЦК Партии до самого восхода солнца резервировалось место на первой полосе газеты. Главный редактор чуть не довел себя до инфаркта, тревожно выбирая один вариант мрачнее другого.

Снова война? Очередное закручивание идеологических гаек? Демонтаж ответов XX съезда?

Кончилась ночная вигилия, как уже знает читатель, мирно — сообщением об очередной победе советского народа над силами неразумной природы.

Соглашусь, в то время, когда в студенческие годы просматривал в первый раз «Ожидание», честно недоумевал: отчего это протагонист истории (прототипом которой послужил мой дедушка, главред издания «Коммунист Молдавии») столь неадекватно воспринял, казалось бы, рядовое событие: «Наконец, зазвонил телефон. — Да, да, слушаю, в курсе, — Андрей Андреевич весело подтвердил собственную осведомленность. — И тебя, Сергей Дмитриевич, поздравляю Конечно же, здорово, что в том месте сказать. Чертовски здорово!

Все-таки мы — прорвались!..

Он сморгнул слезинку, которая скатилась по щеке в уголок рта и оставила на губах солоноватый привкус. Становлюсь сентиментальным, поразмыслил без осуждения. Годы, дорогой, годы»

Слезы эйфории, обоюдные поздравления, чувство успеха Господи, что же это с ними делалось, с дорогими отечественными отцами-дедами?!

Поверите ли: пригодилась четверть века да вмешательство еще одного главреда — на этот раз отечественного Дениса Викторова, дабы во всей полноте оценить не только переживания прошлого поколения, но и грандиозность самого события, произошедшего 4 октября 1957 года.

Своим «просветлением» я обязан предложению Дениса написать в «Чужих уроках» об американском агентстве на данный момент1 , недавно отметившем полувековой юбилей. Отечественный главред честно недоумевал: оказывается, реликт холодной войны, что в далеком прошлом должен был почить в бозе, не только продержался до наших дней, но кроме того задаёт тон в научно-исследовательских прорывах Соединенных Штатов!

Для меня DARPA, в силу гуманитарного образования, всегда была безлюдным звуком, за которым ничего не пряталось, не считая общеизвестных ритуальных вех, приписанных молвой этому армейскому ведомству: создания прототипа всемирный компьютерной сети Интернет, разработки совокупности глобального позиционирования (GPS) да истребителя-невидимки (Stealth). Забегая вперед, сообщу, что обстоятельное изучение истории DARPA не только разрешило сделать необычные и неожиданные открытия по части американской социальной мифологии, но и очень многое прояснило в мифологии отечественного дорогого отечества.

Открытия начались с запуска первого советского спутника, потому, что именно это событие послужило прямым предлогом для Агентства перспективных изучений Минобороны США. Оказалось, что скромное 58-сантиметровое алюминиевое тельце «Спутника-1» породило бурю чувств не только у советских людей, но и людей американских.

Эмоции эти отличались только по символу (плюс — тут, минус — за океаном), а по модулю зашкаливали у обоих.

ЭТОМУ ФИЛЬМУ ЗАЛ ХЛОПАЛ в ладоши СТОЯ! ПРАВО НА НЕТОЧНОСТЬ! Русские мелодрамы


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: