После визита короля: ждать ли поволжью и северному кавказу саудовских денег

После визита короля: ждать ли поволжью и северному кавказу саудовских денег

Рамзан Рустам и Кадыров Минниханов. Фото: kazanfirst.ruПрошедший на большом уровне первый в истории визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абделазиза аль-Сауда 4–6 октября в Москву завершился подписанием целого пакета контрактов о сотрудничестве — в сфере энергетики, индустрии, АПК, медицины, гуманитарных проектов между Россией и КСА.

Среди обсуждаемых тем президентом России Владимиром королём и Путиным Салманом были обстановка около опасения и палестинской проблемы Эр-Рияда относительно усиления позиций Ирана.

Но в новейшей истории российско-саудовских взаимоотношений до сих пор тёмным пятном остается неприятность идеологической экспансии Саудовской Аравии на русского умму в 1990-х и начале 2000-х годов, эхо ее так же, как и прежде ощущается. Итогом стало распространение ваххабизма (национальной идеологии Саудовской Аравии — прим. «NOVOSTI-DNY.Ru») в России.

Большая часть экспертов вычисляют это событие главной причиной радикализации уммы и вовлечения русских мусульман в последовательности экстремистких организаций как в стране, так и за ее пределами. С приходом к власти Владимира Владимировича Путина контроль за идеологической составляющей в религиозной сфере усилился, к вопросу о ваххабизме подошли более решительно, начав борьбу с его распространением.

Но заявить, что неприятность решена совсем, пока, к сожалению, запрещено.

На фоне наметившегося потепления между Эр-Риядом и Москвой у наблюдателей появляется вопрос, в каком виде сейчас будет проявляться интерес Саудовской Аравии к регионам России, где имеется большой процент мусульман. направляться подчернуть, что во время визита короля Салмана на переговоры были приглашены начальники Чечни, Татарстана, Башкирии, Ингушетии, а во время обеда, данного от имени президента России Владимира Владимировича Путина в честь саудовского короля, участвовали русские муфтии.

В данной связи «NOVOSTI-DNY.Ru» решило спросить мнением русских востоковедов, исламоведов, политологов и экономистов относительно перспектив усиления влияния Саудовской Аравии в Поволжье и на Северном Кавказе.

Востоковед Игорь Панкратенко уверен, что влияние Эр-Рияда в регионах компактного проживания мусульман в России сейчас лишь усилится. «Наследный принц аль-Валид бин Талал бин Абделазиз аль-Сауд, сын нынешнего короля, уже виделся с главой Чечни Рамзаном Кадыровым. В отношении тех проектов, каковые саудиты готовы реализовывать (пускай робко, со скрипом, но готовы) они ставят условие, что солидная их часть — в особенности по АПК и в гуманитарной сфере — должны быть реализованы как раз в этих регионах.

Помимо этого, и в данный раз они настаивали на возможности открытия культурно-образовательных центров, причем со стопроцентным финансированием с их стороны». Востоковед сказал, что «саудиты выразили желание еще и окормлять в культурно-религиозном замысле мигрантов из Средней Азии, трудящихся в крупных городах и российской столице Европейской части РФ».

Политолог из Уфы Аббас Галлямов напомнил, что Саудовская Аравия уже проявляла интерес к Башкирии: «В 2011—2012 годах саудиты деятельно интересовались возможностями инвестирования в Башкирии. В Уфу пара раз прилетали члены королевской семьи, Рустэм Хамитов (глава республики — прим. «NOVOSTI-DNY.Ru» ) также летал к ним».

Но, делает вывод Галлямов, важного результата эти контакты не дали: «В финише финишей, действительно, ничего не вышло, но это произошло по вине башкирской стороны, а не по вине арабов. Те были настроены достаточно решительно».

Но, политолог не исключает, что на данный момент на новом этапе российско-саудовского взаимоотношений обстановка может поменяться: «Я никаких препятствий этому не вижу».

Специалист Фонда политической культуры, политолог Андрей Арешев предлагает не спешить с выводами: «Мне представляется, что будущее продемонстрирует реализуемость подписанных соглашений. Саудовская Аравия традиционно проявляла интерес к некоторым регионам Поволжья и Северного Кавказа, что в условиях дезинтеграции 1990-х годов далеко не постоянно имело хорошие последствия».

Специалист, правда, считает, что «к сегодняшнему дню обстановка как следует изменилась, но, тем не меньше, на мой взор, экономическую прагматику в российско-саудовских отношениях, а также на уровне регионов, направляться чётко отделять от попыток политико-идеологического влияния».

Научный сотрудник Русском академии государственной службы и народного хозяйства Денис Соколов предлагает не отождествлять идеологическое влияние и экономическое сотрудничество Саудовской Аравии: «идеология и Бизнес — как вода и масло, несовместимы приятель с втором. Исходя из этого — в случае если такая тенденция появления интереса к мусульманам России станет настоящей — мы имеем дело с политическими заинтересованностями Королевства Саудовская Аравия, а не с экономическими».

Специалист рекомендует не торопиться с выводами: «Возможно большое количество спекуляций на тему бенефициаров данной политики, но мне думается, что бизнес перевесит и инвестиции будут, в случае если будут, не в ислам, а в ядерную энергетику как бизнес, в сельское хозяйство (почвы у нас большое количество, к примеру) и т. д.».

Председатель совета экспертов Комитета предпринимателей и Российского союза промышленников по промышленной политике Моисей Фурщик уверен в том, что саудовские инвесторы не имеют твёрдых региональных ограничений. «В этом смысле показательно их намерение вложиться в постройку дублера Кутузовского проспекта в Москве», — приводит он пример инвестирования саудитами в русского экономику. В то же время Фурщик предполагает, что «российские регионы компактного проживания мусульман будут владеть определенным приоритетом, поскольку саудовские инвестиции довольно часто имеют идеологический подтекст». «Но все равно предлагаемые проекты должны иметь убедительную экономическую составляющую.

К примеру, Северный Кавказ возможно занимателен им, в первую очередь, большими проектами в сфере АПК и логистики», — резюмирует специалист.

Узнаваемый исламовед, доктор наук Столичного национального лингвистического университета Роман Силантьев видит в визите короля Саудовской Аравии в Москву неспециализированную тенденцию на усиление влияния России на Ближнем Востоке: «Не обращая внимания на алармистские прогнозы последних пара лет, словно бы бы помощь Москвой законного правительства Башара Асада в Сирии приведет к враждебности всего арабского мира к России, мы видим, что на данный момент сами арабские государства, причем кроме того те, где ваххабизм есть национальной идеологией, стремятся подружиться с Россией: и Катар, и вот Саудовская Аравия заинтересованы в улучшении связей с Москвой».

Силантьев вычисляет ошибочным вывод, что потепление взаимоотношений с Саудовской Аравией приведет к усилению идеологического влияния на Северный Кавказ и Поволжье: «Не нужно отождествлять внешнюю и внутреннюю политику. Дружить с кем-то во вне — это не значит разрешать распространять собственные ценности в стране.

Исходя из этого наивно считать, что от встречи президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина с саудовским королем Салманом российские ваххабиты что-то победят». Исламовед кроме этого прокомментировал встречу главы Саудовской Аравии с русскими муфтиями.

Он обратил внимание, что кроме классического присутствия на серьёзных национальных приемах пятерки глав наибольших муфтиятов — председателя Центрального духовного управления мусульман Талгата Таджутдина, председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина, главы Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева, муфтия Татарстана Камиля Самигуллина и муфтия Дагестана Ахмада Абдулаева, на обеде в честь саудовского короля были кроме этого муфтий Чечни Салах Межиев, муфтий Крыма Эмирали Аблаев муфтий Чувашии и Москвы Альбир Крганов. «Участие Крганова особенно примечательно, поскольку тем самым его вводят в высшую лигу исламского духовенства страны, которое за таковую признают федеральные власти. Это, непременно, уязвило Равиля Гайнутдина, что болезненно принимает Альбира-хазрата, видя в нем соперника за то, дабы воображать мусульман Москвы».

Силантьев кроме этого с удивлением оценил слова министра культуры России Владимира Мединского, что по окончании подписании соглашения о сотрудничестве с министерством информации и культуры Саудовской Аравии и открытия выставки «Королевство — взор изнутри» в Новом Манеже в Москве объявил, что «Саудовская Аравия, колыбель арабской цивилизации, подарила миру большое количество великих учёных, мыслителей, писателей, поэтов … Я с наслаждением приглашаю всех гостей семь дней культуры Саудовской Аравии в России познакомиться с культурой, а позже по возможности, независимо от веры, совершить поездку в эту превосходную старую страну». «Мединский — профессор истории , и как историк должен был бы знать, что Саудовская Аравия как государство существует с 1932 года, и я сомневаюсь, что он сам может назвать хоть одного великого ученого либо поэта. Да и пара необычно слышать от него приглашение посетить Саудовскую Аравию гражданам России независимо от веры, поскольку самые узнаваемые достопримечательности данной государства находятся в Медине и Мекке, посетить каковые немусульмане, включая и Мединского, по большому счету не смогут никак», — отметил Силантьев.

Своим мнением относительно перспектив влияния Саудовской Аравии на Поволжье поделился исламский богослов из Татарстана, научный сотрудник Центра исламоведческих изучений АНТ Рустам Батров. «Саудовцы заново начали проявлять интерес к „мусульманским“ республикам России десять или одинадцать месяцев назад. В январе этого года в Москве в отеле „Ритц-Карлтон“ прошел круглый стол называющиеся „Салафия: домыслы и факты“.

Де-факто эту площадку саудовцы применяли для презентации собственного намерения вернуть прежние позиции в России, каковые они потеряли в связи с тем, что в отечественной стране началась системная работа по противодействию распространению идеологии религиозного радикализма. Они не скрывали собственных замыслов, более того деятельно искали себе контрагентов.

Многие участники круглого стола, в особенности из числа мусульманских деятелей, очень очень плохо восприняли эти замыслы, не забывая о негативном опыте, что мы имели в связи с распространением среди российских мусульман нетрадиционных для нас течений ислама. Но нашлись и те, кого не смущали подобные замыслы Саудовской Аравии.

В продолжение заявленных тогда целей через некое время в Татарстане высадился гуманитарный „десант“ из числа саудовской научной и дипломатической общественности. В рамках этого визита члены саудовской делегации встретилась с муфтием Татарстана, прочли лекции в Русском исламском университете и совершили круглый стол в Казанском федеральном университете.

Так что лед тронулся», — поделился своим видением обстановки богослов. Батров кроме этого высказал пожелание: «Будем сохранять надежду, что у отечественного общества хватит мудрости не наступать второй раз на одни и те же грабли», имея ввиду 1990-е годы, в то время, когда с развалом СССР в среде мусульман начали вести деятельность разнообразные исламские «фонды социальной помощи» саудовского происхождения. «Что же касается сотрудничества в экономической сфере, то, думаю, наши государства имели возможность бы быть друг другу нужными», — резюмировал Рустам-хазрат.

Как информировало «NOVOSTI-DNY.Ru», не обращая внимания на долгие попытки Татарстана привлечь арабские инвестиции, включая ежегодные экономические «халяль-саммиты» в Казани, результатами похвастаться до тех пор пока запрещено. Кое-какие удачи в этом направлении имеется в Чечне, где глава Рамзан Кадыров сумел для постройки Интернационального университета в Суровом пригласить в учредители наследного принца ОАЭ Мухаммеда бен Заид аль-Нахайана.

Но в остальном шейхи пока не готовы вкладывать собственные деньги в экономические проекты в России, включая регионы компактного проживания мусульман.

9.5 Функции денег


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: