На роль военного тарана против ирана в регионе никто не тянет — интервью

Давид Ованнисян. Фото из личного архиваО организаторах и причинах недавних террористических актов в Иране, дипломатическом кризисе около Катара, вероятном влиянии на Армению ближневосточных перипетий, обозреватель «NOVOSTI-DNY.Ru» побеседовал с известным армянским дипломатом, бывшим послом Армении в Сирии Давидом Ованнисяном.

Давид Арташесович, представьте собственный видение обстановки около Ирана, что на прошлой неделе подвергся террористической атаке… Удастся ли зачинщикам террористического акта поколебать ту внутреннюю устойчивость, коей в большинстве случаев славилась Исламская республика?

Ответственность за террористические акты в Тегеране не смотря на то, что и взяла на себя организация «Исламское государство» (запрещена в России), тем не меньше, ответ об организации серии взрывов, прочие условия и логистику обеспечили другие силы. Я совсем уверен, что за всем этим находились саудиты, и это в полной мере конечно.

Иран — страна, которая проводит суверенную, свободную внешнюю политику. У него собственный взор на фактически все ближневосточные проблемные точки — в Сирии, Ираке, Йемене т.д. Иран владеет большим экономическим и фактически армейским потенциалом.

Санкции, каковые в течение продолжительного времени использовались против Исламской республики с целью ее политической капитуляции и ослабления, ожидаемого результата не дали. Само собой разумеется, последствия санкций ощущаются на уровне судьбы граждан страны, но поставленная изначально задача не была решена.

То, что отличает ИРИ от соседей — так это ее безопасность и внутренняя устойчивость. С 1979 года в Иране не было таких больших актов насилия. Следовательно, террористические акты была направлены на то, дабы продемонстрировать уязвимость страны перед внешними угрозами, внести дезорганизацию и некоторую неуверенность во внутриполитической совокупности страны.

Удалось ли организаторам достигнуть заявленных целей? С моей точки зрения — нет.

Разногласия между Ираном и соседями позваны не лишь политическими и экономическими, но и идеологическими факторами. Свободный и суверенный Иран — это такая заноза в боку ближневосточных их спонсора и монархий — США.

Как будет вести себя спонсор в данной ситуации?

Американские стратеги на данный момент прорабатывают пара вариантов действий. В первую очередь, это пересмотр договоренностей около ядерной программы ИРИ, достигнутых в Вене в июле 2015 года. США в один момент также будут постараться втянуть Иран в региональные конфликтные обстановки. Но и тут американцам вряд ли удастся достигнуть важных удач, потому, что среди соседей Ирана нет государств, желающих и основное, владеющих возможностью вести боевые действия против Тегерана.

У Саудовской Аравии достаточно внушительный арсенал, но это оружие для начала нужно мочь применять. И, кстати, события в Йемене нагляднейшим образом продемонстрировали целый блеск и всю нищету армии саудитов.

Война с Ираном приведет к полностью непредсказуемым последствиям. Осознавая это, геополитические соперники Тегерана будут использовать только элементы «гибридной войны», разглядывая разные модели давления.

Как обрисовываемые процессы страшны для соседней Армении, у которой традиционно утепленные и дружественные отношения с Тегераном?

В государствах Персидского залива имеется армянские общины, и в случае если обстановка взорвется, то, очевидно, пострадают и отечественные соотечественники. Тем более, что печальный опыт уже имеется. Мы видим, что происходит с сирийскими армянами, попавшими в жернова гражданской войны в данной арабской стране.

Готово ли армянское государство противостоять существующим вызовам?

По большому счету принимать беженцев — это ее власти и обязанность Армении, тем более, в то время, когда речь заходит о соотечественниках. Процессы последних 3 лет продемонстрировали, что в принципе, не обращая внимания на кое-какие недочеты, недочёты, государственные институты и наше общество кое-как совладали с данной задачей.

Но наряду с этим, неприятность обустройства беженцев остается актуальной, она так как никуда не провалилась сквозь землю. Этим людям необходимы хорошие условия для адаптации, им нужна работа и т. п.

Армения в начале июня отменила режим пересечения границы для граждан Катара. Главной целью наряду с этим есть привлечение катарских инвестиций. Как Вам эта мысль по большому счету?

Возможность привлечения в экономику инвестиций из государств Залива была неизменно. Однако над этим необходимо последовательно трудиться. Мне на данный момент неизвестно, какие конкретно конкретные проекты обрисовывают бизнесмены и дипломаты, кто и какое количество денег положил тут, но трудиться с арабским миром, само собой разумеется, необходимо.

Раз уж затронули тему Катара, то было бы занимательным определить Ваше вывод о дипломатическом кризисе около данной небольшой, но богатой страны Персидского залива, о ресурсов и конфигурации сил тут…

направляться, в первую очередь, напомнить, что целый данный сыр-бор около Катара начался фактически сходу же по окончании ближневосточного турне президента США. В Эр-Рияде Дональд Трамп озвучил пара главных неприятностей.

Мы должны четко осознавать, что американской фаворит — предприниматель,под контролем которого находиться огромное и очень разнообразное состояние. И он должен всегда принимать стремительные ответы. бизнес и Политика — это весьма различные вещи.

Но, не обращая внимания на эту отличие, в ответе многих политических вопросов Трамп руководствуется бизнес-логикой. И в то время, когда необходимо бороться, к примеру, с «Братьями-мусульманами», то нужно, в первую очередь, закрыть источники их финансирования.

Кто финансирует «братьев»? Само собой разумеется же, Катар.

Второй момент: альянс США с Катаром — это наследство демократических администраций. Как раз демократы думали, что всецело доверять Саудовской Аравии в непростых вопросах запрещено. Вот и перевели многие собственные юниты из Саудовской Аравии в Катар, придав ему очень важное региональное значение. Сейчас Трамп пробует пересмотреть прошлую совокупность взаимоотношений, чем, фактически, и обусловлен целый кризис.

Необходимо кроме этого учесть, что Доха ведет достаточно свободную от Саудовской Аравии политику в регионе. И с тем же Ираном у Катара классического были хорошие отношения. В прошлом были, само собой разумеется, подводные камни, которые связаны с постоянной помощью Катаром разных суннитских фундаменталистов. Но появлявшиеся споры потом разрешались.

Вот и сейчас, в условиях сухопутной блокады со стороны саудовцев, Катар, как мы знаем, приобретает продовольствие из Ирана.

Разговаривал Ашот Сафарян

Сирийский узел

13.06 США проигрывают войну в Сирии: подконтрольные боевики опять подвели

08.06 Министр иностранных дел Армении: необходимо бороться с глубинными обстоятельствами терроризма

07.06 Армения послала в Сирию новую партию гуманитарной помощи

07.06 Наступление на Ракку: курды вошли в столицу «Исламского страны»

05.06 Карабахский конфликт — одно из препятствий для экономического подьема: ВБ

Все новости сюжета


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: