Главе минэкономразвития не стоило публично критиковать росстат: мнение

Главе минэкономразвития не стоило публично критиковать росстат: мнение

Эти Росстата смогут опровергать оптимизм помошника премьер-министра Игоря Шувалова и министра экономики Максима Орешкина. Иллюстрация: mywebroom.comПубличное недовольство качеством работы органов статистики, высказанное министром экономики РФ Максимом Орешкиным, может свидетельствовать об отсутствии у правительства однозначного представления о текущем состоянии русском экономики.

Кое-какие эти Росстата за два месяца этого года, в первую очередь о динамике и доходах населения розничной торговли, не разрешают сказать о том, что полноценный выход из кризиса состоялся.

«Публичность и нарочитая конфронтационность заявления министра, что, по сути, назвал сотрудников Росстата, мягко говоря, некомпетентными непрофессионалами, настораживает, — прокомментировал для «NOVOSTI-DNY.Ru» позицию Орешкина свободный специалист-экономист Александр Полыгалов. — Так как никто, вообще-то, не мешал Максиму Орешкину без громоподобных заявлений для СМИ позвать к себе соответствующего подчинённого и поставить ему задачу связаться с Росстатом и максимально чётко прояснить все спорные вопросы. То, что была выбрана вторая линия поведения, весьма уж напоминает пресловутый поиск стрелочника, что обязан ответить за то, из-за чего заявления министра экономики расходятся со статистикой».

Наряду с этим, по точке зрения Александра Полыгалова, аргументация Орешкина выглядит в полной мере убедительно. Коррекцию показателей статистики с учётом различного количества рабочих дней в февраль 2017 года и февраль 2016 года (частным случаем чего есть наличие високосного дня в перенос 2016 и февраль года на февраль 2017 года дополнительных праздников) осуществлять вправду нужно.

Второй вопрос, отмечает специалист, что Росстат при подсчёте показателей, представленных в виде соотношения «текущий месяц к подобному месяцу прошлого года» (а также при расчёте ушедших в минус в феврале индекса промпроизводства, оборота розничной торговли, объёма и реальных доходов населения платных одолжений) по большому счету для любого месяца обязан проводить подобную коррекцию, а не лишь для февраля 2017 года. Так как частенько количество рабочих дней того либо иного месяца не сходится с числом рабочих дней подобного месяца прошлого года, кроме того без учёта наличия либо отсутствия високосного дня.

«Иными словами, — продолжает Александр Полыгалов, — в случае если Росстат в принципе осуществляет поправочную корректировку с учётом различного числа рабочих дней, значит, вероятнее, он осуществил и коррекцию в феврале 2017 года с учётом високосного дня в 2016 году — и тогда претензии министра ничем не обоснованы. В случае если же Росстат не осуществил корректировку в феврале 2017 года, тогда появляется вопрос, а делает ли по большому счету Росстат такую корректировку и для других месяцев, в которых от года к году изменяется число рабочих дней?

Так как учёт дополнительного високосного дня ничем не отличается, по сути, от несложного пересчёта показателей с поправкой на различное число рабочих дней. Тогда появляется вопрос по большому счету ко всем показателям Росстата, а не лишь раздельно к февралю 2017 года.

Но подобное обвинение всё же представляется чрезмерным».

«Ошибаться, само собой разумеется, может любой, — резюмирует Александр Полыгалов. — И в Министерстве экономики, и в Росстате за конкретные расчёты отвечают конкретные исполнители, и их работа лежит в базе того, что сообщит министр экономики об экономическом росте, а что опубликует Росстат в качестве статистических данных. Проверить всех исполнителей нереально физически.

Но что совершенно верно быть может, так это прояснить все спорные моменты в рабочей обстановке на уровне общения специалистов с специалистами, а не через СМИ с помощью громогласного обвинения вторых людей в возмутительном непрофессионализме».

Разведопрос: Юрий Болдырев о реформе и фундаментальной науке РАН


Похожие заметки:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: